?

Log in

No account? Create an account

Прощальное

Дорогие друзья и недруги! Последних, как оказалось, из-за журнала и отдельных постов у меня тоже появилось немало) Особенно из-за того, что я основательно почистила список так называемых "друзей", убрав оттуда всех навязчивых "троллей" и тех, у кого мозги как следует промыты или они их просто не задействуют. Мне всегда было безразлично, включает ли меня кто-то в список своих друзей или нет, я даже и не отслеживала это никогда, и некогда было, и лень, но, оказывается, для ряда людей это просто болезненный пунктик, если им не удается пролезть в чужие журналы, чтобы навязывать там свою точку зрения.
К огорчению ли первых или вящей радости вторых этот журнал вести я прекращаю. Основная причина - надоело. Поняла, что формат ЖЖ перестал меня интересовать и как читателя, за исключением каких-то отдельных журналов, и как "писателя".
Удалять журнал пока, во всяком случае, не буду. А там посмотрим.
Для друзей напишу еще один прощальный пост.
Повтор, так как с текстом случился технический глюк.

Писать что-то по Сирии с каждым разом становится все труднее и труднее. Кажется, что через толщу глупости, однобокости и заказухи просто не продраться, но все же надеюсь, что хоть кто-то еще способен воспринимать иное.

Моя подруга из Сирии сделала такую запись: «Интересно, почему в прибрежных городах Тартус и Латакия, где в основном проживает алавитское население, не проводятся так называемые антитеррористические операции, хотя по логике вещей, если бы эти операции действительно были антитеррористическими, то в этих городах они должны были бы проходить в первую очередь».

А ведь действительно бомбят по всей стране – в центре, на востоке, на юге, на севере, и лишь в оплоте алавитов тишина, хотя с учетом непосредственной близости границ Турции и Ливана, если, как утверждают сирийские СМИ, война идет с террористами, здесь-то и надо проводить операции против них.

Но басни о террористах по ходу дела только в России воспринимают серьезно, если же поговорить с самими сирийцами, что у нас предпочитают не делать, отношение к людям как к биологическому материалу и в этом проявляется, то вырисовывается совсем другая картина.

В одном из женских салонов Хартума неожиданно знакомлюсь с женщиной из Алеппо (где теперь только сирийцев ни встретишь). Узнав о том, что я из России, она сразу насторожилась. Улыбок на лицах сирийцев и прежней радушной приветливости при упоминании России я уже давно не замечала.

«Приехала из Алеппо», - говорит, - совсем ситуация там стала плохая. У меня там был свой салон красоты, но вначале его пришлось прикрыть, а потом дом, где он находился, разбомбили». «Всю страну разрушили, но Путину видимо это подходит», - вдруг резюмирует она.

Другая новая знакомая - молодая девушка из города Дераа на юге Сирии все время заглядывает в свой кошелек и грустно рассматривает вложенную в него маленькую фотокарточку старшего брата. Она и мне ее показывает почти сразу после нашего знакомства. Ее брата и еще несколько человек буквально растерзали на армейском блокпосту, когда он подъехал подписать разрешение для выезда из страны.

«И что твои родные действительно думают, что это не Башар уничтожает страну, а какие-то террористы?», - спрашивает она у меня, - они что, только сирийское телевидение смотрят?» Я не могу сдержать усмешку и говорю: «Нет, они смотрят только российское телевидение, но в данном случае это почти одно и то же».

Read more...Collapse )

Беженец поневоле

Свежее впечатление от посещения лагеря сирийских беженцев в Турции от человека, которому поневоле пришлось пробыть там некоторое время. Человека, который не поддерживает ни одну из сторон конфликта в Сирии, но который, как и многие сирийцы, опасаясь за свою жизнь, покинул Сирию в поисках более безопасного места.

Он не собирался становиться беженцем и жить в лагере. Поехал в Турцию со своими родственниками из Сирии в надежде оттуда перебраться в какую-нибудь европейскую страну.  Оказия нелегально оказаться в Европе случилась довольно быстро. Вместе с  группой сирийцев он попробовал незаконно попасть в Грецию, но их задержали на границе и отправили обратно в Турцию.

В Турции всех задержанных на границе стали сразу оформлять в лагерь беженцев, но мой знакомый попытался этому воспротивиться, так как жить в лагере беженцев не входило в его планы. В Турции уже находились какие-то его родственники, и на худой конец он мог бы остановиться у них.

Он сказал полиции, что прибыл в Стамбул легально и ему не нужен статус беженца, что он готов пойти под суд за попытку незаконного пересечения границы и выплатить штраф, если это потребуется, и в лагерь беженцев ехать ему ни к чему.
Однако оформлявшие их группу для отправки в лагерь офицеры никаких доводов слушать не хотели. Единственное, один из офицеров посоветовал ему не показывать никому свой паспорт, потому что паспорта у будущих обитателей лагеря сирийских беженцев сразу отбирали.

Оказалось, что не только он противился отправке в лагерь беженцев. С этим была не согласна и семья иракцев, которых тоже почему-то направили в лагерь сирийских беженцев с удостоверениями, будто они сирийцы. Встреченная им в лагере семья палестинцев также недоумевала, почему их поместили в лагерь с сирийцами и в выданных им удостоверениях записали, что они сирийцы.

В лагере он познакомился с сирийцем, который легально жил в Стамбуле в арендованной квартире, но, когда пошел в магазин по соседству, то не взял с собой паспорт, его остановили полицейские, попросили документы, их не оказалось, и его тоже отправили в лагерь.Read more...Collapse )

Проживание в лагере беженцев стало для моего знакомого весьма неприятным опытом, не столько из-за плохих условий, хотя и они оставляли желать лучшего, сколько из-за неприязненного отношения турецкого начальства лагеря к беженцам, которые фактически рассматривались им как заключенные. По его словам, лагерь беженцев оказался настоящей тюрьмой: он охранялся армией, и никому из находившихся в нем людей не разрешали его покидать без специальных разрешений.

Проживающие в Турции родные моего знакомого с первых дней пытались вызволить его оттуда. Они прислали письмо руководству лагеря с заверениями, что готовы взять его на поруки и ему не нужно убежище в лагере беженцев, но это письмо, дававшее ему право покинуть лагерь, ему обещали отдать только при предъявлении паспорта. Он же, следуя совету офицера, соврал, что паспорта у него нет и других документов тоже, но один из военных видел, как он припрятывал паспорт.

Кроме того, лагерь оставил у него воспоминания некоего идеологического инкубатора, где каждый должен был пылать ненавистью к режиму, для чего беженцев периодически заставляли выходить на импровизированные демонстрации. Проявление какой-либо другой позиции, даже просто нейтральной в отношении конфликта в Сирии, было немыслимо.


Условия в лагере, по его словам, были далеки от приемлемых: больные дети вповалку спали на полу в лечебном пункте на его территории, необходимые лекарства беженцам приходилось покупать за свои деньги в ближайшем населенном пункте, куда отправляли водителя.


В лагере проживали те, кто участвовал в боевых операциях в Сирии. Оттуда они выезжали в другие места для тренировок. Мой знакомый назвался вымышленным именем, известным в рядах сирийских оппозиционеров, так как его паспорт никто не видел и не мог проверить его имя. Боевики интересовались у моего знакомого, участвовал ли он в боевых действиях в Ливии.


Вырваться из лагеря ему удалось случайно, прикинувшись участником конференции по Сирии от Сирийской свободной армии в Стамбуле. Он увидел, как бойцов ССА оформляли для участия в конференции, и попросил записать его тоже, якобы он от Сирийской свободной армии. С таким удостоверением он вместе с ССАсовцами отправился на автобусе в Стамбул, но на одной из остановок смешался с толпой людей и сел в другой автобус, который тоже ехал в Стамбул, но иным, окольным маршрутом. Таким образом он снова стал свободным человеком.

Цена войны

Есть информация, что к пожару в торговом центре в Дохе, который случился в июне и унес жизни 19 человек, из них 13 детей, приложили руку сирийские спецслужбы.

Проводка не просто так замкнулась в довольно новом центре.

Вроде как отомстили Катару за поддержку антиправительственных сил в Сирии, чтобы он тоже пострадал.

Только среди погибших не оказалось ни одного подданного Катара - 13 детей из самых разных стран, филиппинские воспитатели и пожарные из Северной Африки.

Понес ли какие-то потери в таком случае Катар?
Катарцы не пострадали. Перестали ли из-за этого иностранцы приезжать в эту страну? Разумеется, не перестали. Слишком уж привлекательное это место для многих в плане заработка.
Торговый центр - это частный бизнес. Вначале хотели его снести и разбить на этом месте парк, чтобы избежать неприятных воспоминаний, но свойство человеческой памяти таково, что даже связанные со смертью и страданиями события быстро забываются.

Через несколько месяцев после пожара "Виладжио молл" открылся снова. Он опять переполнен людьми, семьями с детьми, которые точно так же веселятся в устроенном под крышей молла парке развлечений с аттракционами, разъезжают на гондолах по искусственным каналам, кушают в многочисленных кафешках и катаются на коньках на искусственном катке, как это было и до трагедии.
Правда, по-прежнему закрыты некоторые магазины, чьи владельцы побоялись, что после пожала покупатели перестанут ходить в торговый центр, но вряд ли они надолго останутся в стороне от торгового бума, который снова охватил это место.

В общем, коренные жители Катара, репутация страны и даже самого торгового центра от пожара, можно сказать, почти не пострадали. А вот 13 детей из разных стран нет в живых.
Издержки войны? Или бессмысленная жестокость?

Вот такая страна

Безотносительно к политике, особенно внешней.

Казалось бы, при монархическом правлении для монарха закон не писан…

Праздник. Доха - столица маленькой аравийской монархии запружена машинами – кто из гостей едет, кто в гости, а кто в ресторан собрался или на набережную фейерверк смотреть.

Красный светофор на одном из перекрестков Дохи. В общей массе машин, стоящих в ожидании «зеленого света», друг за другом выстроились «серьезные» автомобили из эскорта эмира - правителя страны.

Эмир вначале принимал поздравления по случаю праздника, а потом сам поехал поздравлять. Но светофор и для него такой же светофор, как и для всех остальных. Кортеж эмира наравне с другими автомобилистами терпеливо ждет переключения светофора.

Никаких тебе мигалок, перекрытия всего центра города для проезда кортежа главы государства, прижимания автомобилей граждан к обочинам и километровых пробок, как следствие всего этого.

Эмиру незачем создавать дополнительные пробки в праздничный день, когда на дорогах Дохи итак машин больше, чем обычно, и встречаются не очень продолжительные, но пробки.

А, казалось бы, он - особа «голубых кровей», как во всяком случае привыкли считать. И властью наделен «абсолютной» в отличие от «всенародно избранных» чиновников, которым позволяют на несколько лет занять высшую должность в стране, если за них проголосовала какая-то часть ее населения.

Но на дорогах «голубых кровей» не бывает. Вспомнила, как водители в Москве материли в голос стражей порядка, требующих от них немедленно убираться с широченной трассы, потому что они мешали проезду очередного кортежа.

Другая особенность Катара. В российской столице многие постоянно жалуются, что приезжих стало очень много, от чего якобы возросла преступность. А вот в Катаре на одного местного жителя приходится 6 человек приезжих, то есть из 1,8 миллиона населения лишь 300 тысяч – это местные жители, остальные приехали сюда жить и работать из разных стран мира.


Read more...Collapse )
Вот интересно, почему никто ни словом не обмолвился о том, что происходило на этой фотографии.



А ведь это шествие было организовано в столице Катара Дохе, так же, как и во многих других мусульманских странах, в знак протеста против американского антимусульманского фильма. Конечно, демонстрация не была такой многочисленной, и посольство американское никто громить не ходил, но все же.

Вещающая из Катара "Джазира" в деталях рассказывала о подобных акциях протеста в Египте, Йемене, Судане, Пакистане, Палестине, снимая в прямом эфире людей, слоняющихся вдалеке от посольств, а когда речь пошла о Катаре - то тишина: ни слова, ни полслова.

Хотя, как можно заметить по снимку, это событие было замечено журналистами. Еще бы - плакаты у участников демонстрации самые красноречивые: "народ требует высылки американского посла", "народ требует закрытия американской военной базы, которая убивает мусульман". (Как известно, в Катаре находится крупнейшая американская военная база)

Но в эфир этот материал не пустили. Мировые агентства также ни словом не обмолвились о том, что в Дохе были антиамериканские демонстрации, Катара в списке перечисляемых ими стран, где прошли такие акции, просто нет.
Вот она свобода слова!


Показалось интересным сравнение ситуации в Сирии с игрой в покер, когда на игральном столе уже много денег. Тут и американцы как следует вложились, и некоторые страны Евросоюза, и монархии Персидского Залива, и Иран с Россией. А выиграет тот, кто сумеет забрать себе всю эту сумму.

Моя подруга сирийка смотрит телевизор. Будто не веря самой себе, она говорит: «Представляешь, они ведь действительно с вертолетов бомбят». 
Хотя как она может себе не верить, только недавно под звуки артиллерии ей довелось рожать ребенка в дамасском госпитале, а потом отсиживаться в гостинице в центре города из опасений за жизнь свою и малыша до того, как с огромным трудом удалось покинуть страну.

Вначале аэропорт не работал из-за снаряда, попавшего в посадочную полосу, а потом она с грудным малышом 12 часов ждала в аэропорту, когда прилетит самолет, пилот которого никак не мог решиться на посадку в Дамаске.


«И Сирийская свободная армия во многих местах уже превратилась в регулярную армию», - задумчиво продолжает она, до недавнего времени однозначно занимавшая сторону властей. Этот факт ей тоже тяжело осмыслить.

«А люди между ними двумя», - подтвердила она мою мысль относительно превращения Сирии в российский Северный Кавказ.


«Даже наша служанка филиппинка, вроде она не имеет никакого отношения к Сирии, переживает, у вас же такая прекрасная страна, что же вы с ней делаете?! Даже чужой человек говорит, что вы делаете с такой страной».


На входе одного из супермаркетов Дохи увидела ящичек для пожертвований с надписью «Накормим народ Сирии». Вот уж в чем - в чем, а в том, чтобы их кто-то кормил, сирийцы совсем не нуждаются.

Это они кормили и способны прокормить не только себя, но и многих других, с их прекрасным климатом, хорошими землями и свойственным сирийцам трудолюбием. До сих пор в Хартуме можно купить великолепные черешню, сливы и персики из Сирии.


Но на кону слишком много денег, поэтому сирийцы должны быть накормленными.

 

 

Война она такая война

Периодически возникает впечатление, что сирийские власти ведут войну не на собственной земле, а где-то в чужой стране, территорию которой бомбить не жаль и население которой тоже не жаль, поскольку оно чужое и враждебное. Самое удивительное при этом, что события все-таки происходят в самой Сирии и страдает от этого не какой-то посторонний народ, а сами сирийцы.

Знаю, что многие сирийцы перестали поддерживать власть или сменили нейтральную позицию на оппозиционную после того, как увидели, что режим бомбит собственные города по всей стране ради того, чтобы удержаться у власти. Даже бывалые люди, видевшие войну в своей жизни, говорят, что такой ужас им приходится наблюдать впервые.

После этого сирийцы стали рассуждать примерно так: 40 лет они жили очень бедно, временами просто в нищете, когда продукты вроде бананов считались несказанной роскошью, потому что 75% бюджета страны уходило на оборону и безопасность. Такие огромные траты на военные расходы оправдывались наличием перманентной угрозы со стороны Израиля.

А, в итоге, за 40 лет в сторону Израиля не было выпущено ни одной пули. Даже в тех случаях, когда еврейское государство позволяло себе бомбить территорию Сирии, сирийцы ограничивались лишь грозными словами о соразмерном ответе.

Зато, как выяснилось, закупаемое вооружение очень пригодилось в войне с собственным народом. Как говорят сирийцы, нас заставляли жить в нищете, чтобы потом на не доставшиеся людям средства, которые пошли на создание военной инфраструктуры, нас же убивать.

Вид превращенных в груды камней целых жилых районов порождает вопрос: кто будет все это восстанавливать, кто оплатит сирийским гражданам их утерянное имущество – разбомбленные в войне с «террористами» дома, сожженные из-за попадания снарядов автомобили.

Правительство, даже если удержится у власти, вряд ли будет способно хоть как-то возместить эти потери обнищавшим людям из-за многочисленных зарубежных санкций, наложенных на режим и страну.

И вообще, насколько бомбежка жилых кварталов может помочь в войне с «бандитами», которые, прячась за развалинами, стреляют не менее успешно.

Закрытые на летние каникулы школы в Дамаске оказались очень востребованными помещениями.
Во-первых, в них устраивают тюрьмы, потому что имеющиеся тюрьмы переполнены, а, во-вторых, – в некоторых из них самовольно заселились беженцы, которые бежали из обстреливаемых пригородов Дамаска.

Рядовые сирийцы оказались в кольце. Их никто не жалеет – ни родное правительство, которое считает, что, когда идет борьба за власть, страдания и жертвы среди гражданского населения - это нечто само собой разумеющееся; ни борцы против режима, которые стреляют по военным и полицейским с жилых домов, делая обитателей этих домов заложниками ответного шквального огня со стороны правительственной армии.

Складывается ощущение, что Сирия медленно, но верно превращается в российский Северный Кавказ, где население зажато между «силовиками» и боевиками.



Read more...Collapse )

Вопросы к друзьям

Дорогие друзья, была бы очень благодарна, если бы вы подсказали мне, как сделать так, чтобы в моем блоге появился заглавный пост, который бы предварял все записи в этом журнале?
То есть как сделать технически, чтобы при открытии блога человек попадал на этот пост? Я видела такое во многих журналах, но, как это осуществить у себя, не пойму.

И еще один вопрос - как можно сделать так, чтобы в материале названия каких-то постов были даны в виде ссылки, чтобы, кликая на них, человек попадал на этот материал.

Заранее благодарю за науку. Хочу немного привести в порядок свой блог.

СЕМЬЯ

--

Понравилась надпись на плакате в арабском фейсбуке:

«В развитых странах президенты уходят, а народы остаются, а в остальных – народ «уходют», «уходют», а власть остается!

И впрямь, что произошло после смены президента во Франции? Страна оказалась на грани гражданской войны, спецслужбы стали хватать и сажать всех несогласных с его уходом людей?

Или прежний президент такой мертвой хваткой вцепился во власть, что согласился с бомбежкой городов собственной страны и начал вещать в подконтрольных ему СМИ, что он для Отчизны единственный светоч, и без него она погрузится в пучину междоусобных войн.

Как известно, ничего такого во Франции не случилось, Саркози спокойно покинул Елисейский дворец, и вся история.

От многих людей, следящих за событиями в Сирии, я слышу риторический вопрос: «Когда же он (имеется в виду действующий президент Башар), наконец, оставит власть?»

Хотя, как мне кажется, такая формулировка вопроса уместна в какой-нибудь европейской стране, где к власти приходит  избранный в очень напряженной и конкурентной борьбе президент вместе с командой близких ему по духу и политическим взглядам людей, но не на Ближнем Востоке, где и живут, и правят семейными кланами.

А семья на Востоке – это не просто «папа, мама, я». В нее может входить и сотня человек. И попробуй оставить власть, если за твоей спиной сотня близких и дальних родственников, как правило, плотно вмонтированных в эту самую власть  политически и экономически, которые совсем не заинтересованы в потере своих теплых мест и нажитых коррупцией богатств.

Однако, судя по тому, что представители семейства Асадов потянулись в другие края, то изменения на сирийском фронте не заставят себя долго ждать.

Если бы Башар правил, ориентируясь только на партийные и личные предпочтения, возможно, он до сих пор сохранил бы в себе черты, которые были присущи ему в первые годы правления, когда он старался показать себя правителем, не чуждым либеральных демократических идей.

Но слишком уж он смущал свою многочисленную родню усвоенными в зарубежье демократическими привычками, так идущими вразрез с хорошо усвоенными традициями заискивания, почтения и всеобщего страха времен правления его отца, -  нежеланием на каждом углу вешать свои портреты, внимать постоянным челобитным или даже пользоваться услугами привратника, самостоятельно открывая дверь в своем доме.


Но куда на Востоке можно деться от семьи, особенно с «наследством», оставленным его папой.

 


Много букофф. Троллям время не терятьCollapse )

Profile

u_troitskaya
u_troitskaya

Latest Month

August 2013
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner