u_troitskaya (u_troitskaya) wrote,
u_troitskaya
u_troitskaya

Categories:

Подводя некоторые итоги...

"Знаешь, тебе во многом удалось добиться успеха в работе в Сирии, потому что ты девушка", - сказал мне как-то мой коллега - сирийский журналист.

Слышали бы его в этот момент мои старшие товарищи - российские коллеги-арабисты, которые убеждали меня, что женщина не просто не может успешно работать на Ближнем Востоке, а вообще не способна работать в этом регионе, а уж тем более возглавлять представительство, мол восточное общество, где заправляют мужчины, не в состоянии воспринимать женщину-представителя другой страны серьезно, особенно, если она молодая да еще и не замужем.

 При этом мои российские коллеги рассказывали про тех же американок, успешно работающих на Ближнем Востоке, но на их место, даже в своем воображении, ставить российских женщин никак не хотели, да и сейчас, насколько мне известно, не хотят, просто сделали вывод, что исключения из правила есть всегда.

И вот оказалось, что сами арабы, наоборот, считают принадлежность к "слабому полу" серьезным преимуществом и плюсом в работе на Ближнем Востоке, в чем я и сама неоднократно убеждалась, имея непосредственное отношение к тому самому "полу".

Но просто быть женщиной для успешной работы на Ближнем Востоке, конечно, мало. Хорошо, когда к внешней женственности и обаянию прилагается твердая внутренняя основа и, скорее мужской, чем женский, характер.

Помню, когда несколько лет назад, находясь в командировке в Алжире, встретилась с замминистра иностранных дел Ирака, с которым до этого виделась лишь однажды, и с того момента успело пройти уже года два, хотя периодически списывались друг с другом, он сразу меня признал и согласился встретиться для интервью.

При этом разговоре в Алжире присутствовал мой коллега - корреспондент «Нью-Йорк Таймс», который настойчиво пытался напомнить о себе моему знакомому, говоря о том, что брал у него интервью в Багдаде и чуть ли не дату вспомнил, когда это было, но тот по-прежнему смотрел на него неузнавающим взглядом, а потом произнес: «Ну извините, вы же не женщина, чтоб вас помнить, вот Юлю я помню».

Неоднократно бывало так, что мой помощник пытался договориться в Сирии с представителями каких-то структур об интервью, но ему вежливо предлагали для начала прислать вопросы по факсу или по мейлу, но только он говорил заветную фразу: «Хорошо, вам корреспондент агентства Юля сегодня их вышлет, как тон собеседника тотчас же менялся, и сразу назначалась дата встречи. «Вот арабы!», - неизменно не удерживался от восклицания мой помощник.

Доходило порой до смешного, потому что мне приходилось принимать участие в решении даже мелких, по сути технических вопросов, не полагаясь на местных сотрудников, иначе успех был не гарантирован. Например, как выяснялось, забронировать билет на междугородний автобус без моей помощи никак нельзя, т.к. помощнику заявляли, что свободных мест нет ни в одном из нужных по времени автобусов.

Он мне предлагал позвонить самой, я звонила, пытаясь вложить в свой голос максимальное количество обаяния и доброжелательности, несмотря на раздражение из-за невозможности поручить что-либо другим людям, и, как ни странно, свободное место в автобусе находилось сразу на любое нужное мне время, при этом мне еще делали комплименты по поводу красивого имени и тембра голоса. Помощник только разводил руками, говоря, что его заверяли в отсутствии свободных мест.

Разумеется, мужчине на Востоке сложнее использовать свое обаяние, для женщины - это более, чем реально.

Когда ты звонишь главному редактору какой-нибудь центральной местной газеты или редактору отдела, где должны были опубликовать нужную статью, но до сих пор не опубликовали, со словами: «Вы что меня больше не любите? Ну вот, а говорили, что любовь навеки», - гарантия почти 100-процентная, что статья выйдет в ближайшее время даже, если она не совсем укладывается в рамки редакционной политики газеты.

Мой помощник все сокрушался, что не может пользоваться аналогичным приемами для этих же целей.

Конечно, есть шанс быть превратно понятой и напроситься на ненужные ухаживания. По этому поводу некоторые мои коллеги-женщины даже задавали вопрос, как мне удается работать и придерживаться взвешенной линии поведения в условиях перманентного пристального мужского внимания, проще говоря, приставаний, на что я хочу сказать - пристают, когда видят такую возможность и рассчитывают на какой-то отклик. Однако, если знают, что старания ни к чему не приведут и перед ними человек серьезный и уже «ангажированный», то дальше комплиментов дело не идет.




Кроме того, как это ни странно, будучи представительницей "слабого пола" и работая в арабском мире, можно значительно более свободно выражать свое мнение о разных вещах, в том числе о политике, не рискуя нажить себе неприятелей из-за разницы во взглядах, т.к. отношение к женщинам в этом плане здесь более снисходительное, а разговоров о политике на Ближнем Востоке избежать невозможно, особенно, если тебя считают официальным представителем другой страны, за действия которой по всем внешнеполитическим направлениям тебе при таком раскладе придется нести ответ.

Помню, как-то очень горячо и чуть ли не на повышенных тонах спорили с главным редактором одной из центральных сирийских газет о роли Саддама Хусейна в истории Ирака, точки зрения мало сходились, но после окончания этого разговора уменьшения симпатии или объема сотрудничества не произошло, хотя он в шутку, бывает, и припомнит этот разговор.

 

Кроме того, в Сирии для успеха в журналистской работе нужно еще, как минимум, тесное взаимодействие и хорошие дружеские отношения с коллегами. В условиях, когда доступ к информации, в отличие от соседнего Ливана, для всех одинаково ограничен и сложен, конкуренция уступает место взаимопомощи и сотрудничеству.

 Когда в феврале прошлого года в Дамаске был взорван один из лидеров ливанского движения «Хезболлах», и взрыв, во время которого он погиб, произошел возле иранской школы, то для получения дополнительной информации все корреспонденты дружно принялись звонить, ну разумеется, корреспонденту иранского агентства ИРНА в Дамаске.
Поэтому, когда в Сирии происходило что-то, связанное с Россией,  например, визиты важных госчиновников, то первым человеком, которому звонили все журналисты, интересующиеся этим вопросом, становилась я.

И вообще в Сирии вся работа строится, прежде всего, на хороших личных отношениях, которые невозможны без регулярного личного общения, встреч, посиделок за чашкой кофе или чая (если несколько встреч за день, бывает, так обопьешься всего, что потом видеть не можешь эти напитки), обедов, ужинов и т.д.

Ты можешь прийти на встречу, разговаривать полтора часа о самых разных, на первый взгляд, неважных вещах - погоде, традициях, нравах, конечно, о политике, и, кажется, будто провел время без пользы, но зато, когда в следующий раз тебе понадобится решать с этим человеком какие-то важные серьезные вопросы, ты не будешь уже для него чужаком, человеком со стороны, он будет считать тебя, по крайней мере, за приятеля, и общение по работе пойдет в совсем другом русле, гораздо более продуктивном.

А еще в Сирии для успешной работы важно уметь улыбаться, что зачастую практически не дается приезжающим из России в командировку людям, (у нас ведь считается, что улыбаются всем подряд и здороваются даже с незнакомыми людьми только те, у кого не все в порядке с головой, а здесь это норма жизни и общения) и иметь чувство юмора.

Улыбкой в арабских странах можно расположить к себе любого человека, даже постового на улице, который хочет прогнать тебя с неположенного для парковки места. А, если тебе удастся удачно пошутить, наш юмор они легко воспринимают, то, считай, что сердце собеседника ты уже завоевал. Кроме того, если ты искренне общаешься с людьми, и они чувствуют твою симпатию, то  и их расположение к тебе обеспечено.

Уважаемые читатели моего дневника, когда вы добавляете этот журнал в список своих друзей, не забудьте одновременно добавлять еще мой личный журнал http://trotskaya.livejournal.com/
где появляются все и даже больше мои записи, поскольку тот журнал, в любом случае, я буду продолжать вести, если по каким-то причинам не станет этого.


Tags: Сирия, арабы, женщина, журнаист, работа
Subscribe

  • Отцы и дети

    Давно хотела написать на тему «отцы и дети» в арабском обществе, но как-то все руки не доходили, а тут, когда под влиянием…

  • Рождество-рождество

    Совсем скоро на Западе наступает Рождество. Правда, восточная Антиохийская православная церковь празднует Рождество вместе с католиками 25 декабря,…

  • Свадьба, фейерверк ... в тюрьму

    Опять свадебная история, урожайным был этот год на свадьбы. Знакомый из города Дараа на юге Сирии женился. Гуляли три дня, семейство в городе…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • Отцы и дети

    Давно хотела написать на тему «отцы и дети» в арабском обществе, но как-то все руки не доходили, а тут, когда под влиянием…

  • Рождество-рождество

    Совсем скоро на Западе наступает Рождество. Правда, восточная Антиохийская православная церковь празднует Рождество вместе с католиками 25 декабря,…

  • Свадьба, фейерверк ... в тюрьму

    Опять свадебная история, урожайным был этот год на свадьбы. Знакомый из города Дараа на юге Сирии женился. Гуляли три дня, семейство в городе…