Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

От благодарной христианки... мусульманам

               История 1.

       Как-то уборщица в женском общежитии Каирского университета по имени Сабха, мощная тетенька с громким голосом, влетела, насколько позволяло ее могучее телосложение, в нашу комнату и с порога завопила: «Юльжа!» - (это она меня так называла). «Как ты могла подумать, что я взяла твои ручки?!».

«Я просто убиралась, собрала их со стола и положила в отдельное место. Как ты могла подумать, что я могу их взять?», - она протягивала мне сверток, в который были засунуты мои исчезнувшие ручки и карандаши.

«Запомни», - сказала она мне, - «Сабха никогда ничего чужого себе не берет».

 

История 2.

Мы ехали на открытие летнего музыкального фестиваля из Бейрута в расположенный на юге Ливана примерно в
70 километрах от столицы город Тир. Времени в запасе было ровно столько, чтобы успеть к началу концерта, но не больше.

Проехали, наверное, полпути, как мой ливанский знакомый, который вел машину, заметил на дороге аварию. Машина врезалась в столб. «Мерседес» был старый, но крепкий. Рядом с сильно покалеченной машиной на дороге стояли пожилая женщина, мужчина и девочка.

Мой знакомый сразу затормозил, подъехал к ним. Выяснилось, что в аварии никто не пострадал, и они ждут, пока приедет полиция и родственники, чтобы отвезти женщин домой.

Он спросил, куда им надо ехать. Оказалось, что в южный Бейрут. Тогда он, недолго думая, предложил доставить женщин до дома.

При этом его совершенно не волновало, что при таком раскладе мы точно пропустим половину концерта. Со словами «ничего, ничего, успеем, не стоять же им на дороге» он уговорил их сесть в машину. Мы вернулись в город, довезли бабушку с внучкой до порога их жилища. На фестиваль мы попали уже ближе к его закрытию.

Collapse )

Кот - газета

Блондинка в Африке: рассказ путешествующей кошки (личное)

Будь я на месте своей кошки, вряд ли смогла бы избежать как минимум пары крепких выражений в адрес своей хозяйки.

Конечно, слышать от некоторых знакомых моей мадам, что мало кто из домашних животных может похвастаться такой обширной географией путешествий, в какой-то степени лестно, но все же, так часто менять дома, страны и континенты никакой нормальной кошке не понравится. Только привыкнешь к одному, обживешься, как надо уезжать и привыкать к другому.
 

Мало того, угораздило ее притащить меня с собой в Африку, в этот огнедышащий Судан, где даже в марте было такое пекло, что язык вываливался изо рта от жары.
 

Еще умудрилась перед поездкой допечь меня посещением всяких докторов. То, видите ли, чип электронный мне надо вживить, чтобы могли меня по нему везде найти, то подтвердить, что здорова я для путешествия в Африку, как будто я не домашняя кошка, а какая дворовая. 

Пришлось еще терпеть издевательства во время самой приятной на свете процедуры осмотра живота от любезных докторов: «Блондинка едет в Африку, блондинка едет в Африку». Конечно, я полностью белого цвета кошка, т.е. блондинка,



это они правы, но при чем тут какая-то Африка, если меня ждут проснувшиеся от зимней спячки кроты в подмосковной земле.

Так нет, блондинку действительно потащили в Африку.
 

Вообще, надо сказать, самая удобная страна для российских путешественников этот Судан, особенно, берущих с собой домашних животных,  – всего-то каких-то 10-12 часов с пересадками в пути, а, может, и больше, и вы у цели. 

Знаете, когда столько времени сидишь, поджав лапы, в переноске, и еще постоянно чувствуешь на себе чье-то внимание, когда то один, то другой подходят выразить на разных языках свое неподдельное восхищение твоей безумно уставшей и скукожившейся от стресса мордочкой, то бываешь бесконечно счастлив, когда, наконец, оказываешься на месте.

Конечно, меня насторожили слова общительного дяденьки в аэропорту, когда мы прилетели, что он своих драгоценных кошечек в это пекло не повез, оставил их дома в Каире, потому что они у него персидские, сильно пушистые, вряд ли бы перенесли суданскую жару, но обратить на них пристальное внимание у меня уже не было сил.
 

А напрасно. Знаете, когда перепад температур между местом отбытия и местом прибытия составляет 40 градусов, становится очень не по себе, даже ноги не ходят.

Представляете, в этом Судане, том, что в Африке, я, закаленная в разнообразных путешествиях за свои шесть лет жизни, кошка умудрилась подхватить (да, да не удивляйтесь) простуду. А ведь просто полежала распаренная под кондиционером, вот как бывает.
 

Моя хозяйка даже не знала, что кошки могут простужаться, болеть насморком или воспалением легких. Хорошо, что в Судан меня привезла, а то бы так и осталась несведущей в этом вопросе.
 

Два дня я сильно кашляла и чихала, от серьезного недомогания была не в состоянии вылезти из своего домика-переноски. Есть не могла, так как желудок сразу отторгал съеденную пищу, потом и пить стало трудно. Глаз немилосердно слезился гноем.
 

Только на третий день хозяйка догадалась пригласить ко мне местного доктора, хотя по русской речи я поняла, что он только недавно вернулся с учебы в России. До этого таких загорелых врачей я еще не видела.

Но вы знаете, хоть он и «черный» доктор, я, как кошка, не знаю, что такое политкорректность, а понял мою кошачью душу, которая для многих его "белых" коллег так и осталась загадкой.


Врачи в Ливане, где я родилась, меня откровенно не любили за то, что я всегда их сильно царапала во время процедур, как-то от меня досталось сразу четырем белохалатным.
 

Когда меня привозили на очередную прививку, шипели: «Опять эту злюку привезли?» Хотя я всего лишь защищалась из страха почувствовать боль.

Врачи в Сирии, где я жила в более взрослом возрасте, относились ко мне весьма прохладно, вряд ли лечение домашних животных было для них чем-то большим, чем работа. Правда, мне не приходилось посещать их там очень часто.


Только перед отъездом один доктор хотел со мной подружиться, но не вышло, тогда он предположил, что у меня в детстве была психологическая травма, и не нашел ничего лучшего, как вколоть мне львиную дозу снотворного, чтобы сделать прививку, от чего потом я с трудом очухалась и еще несколько недель ходила с искривленным от боли хвостом.


Врачи в России попадались разные, но в основном все они хотели, чтобы к ним приводили на прием спокойных, ласковых кошечек, которые будут нежно урчать, когда им под кожу вводят шприц с болезненной инъекцией, и очень удивлялись, что им вдруг попалась такая, которая подобное


обращение не приветствует.


И вот неожиданно этот суданский кошачий и прочей живности доктор объяснил хозяйке мое поведение, когда она пыталась подключить его к моей поимке, чтобы сделать укол. (Температурка у меня была очень высокая на тот момент, но сопротивлялась я будь здоров). Он сказал, что я не люблю чужих запахов. А ведь действительно он прав, этот африканский Айболит, потому я и терпеть не могу, когда кто-то из человекообразных лезет ко мне с ласками и долго потом вылизываю свою шкурку, чтобы как следует удалить чужой запах.


А еще он мужественно, без всякой ругани и проклятий в мой адрес терпел, когда я вонзила свои острые когти в его руку в момент укола, он понял, что мне в тот момент была необходима его мужская поддержка, и я просто подержалась.
 

В общем, благодаря стараниям доктора да и, что уж говорить, моей хозяйки я поправилась. Сейчас пытаюсь бороться за лидерство среди суданской кошачьей братии в местном саду.



Они все очень худые, как велосипеды, почти без шерсти, с вытянутыми мордами и туловищами. Конечно, по массе тела и силе удара они мне значительно уступают, но зато у них скорость передвижения повыше, и прыгают они лучше меня.
 

Правда, выхожу я в сад только рано утром или поздно вечером, иначе жарко очень, тяжеловато. Жду, когда в этой стране, наконец, похолодает, хотя бы вечерами, чтобы можно было как следует поохотиться на голубей. Они, смотрю, здесь совсем непуганые.

К сожалению, говорят, что ослабления жары можно ждать только месяца через три. Надеюсь, доживу до этого времени. И как тут снова не помянуть добрым словом мою хозяйку. Завезла!